Неизвестные дизайнеры культовых объектов СССР

Текст: Сергей Хельмянов
Опубликовано в журнале «Проектор» № 4(17) 2011.

Семейство автомобилей БЕЛАЗ Дизайнер В. Кобылинский. 1950-е гг.

Ходовой прототип микроавтобуса УАЗ Дизайнер В. Арямов. 1956—1957

Трактор Т-700 «Кировец» Дизайнеры: В.А. Пахомов, В.А. Сурина, Т.С. Самойлова. 1969

Лиаз-677 («Луноход») Дизайнер М. Демидовцев. 1962

Трамвай ЛМ-57 Дизайнеры В. Витман и С. Соломонов 1958

Впервые в мире… Впервые в стране… Неужели все решает время? Если говорить о промышленном дизайне, значение «первого» велико, но изрядно преувеличено. Значение профессии — в массовости и в массовой доступности ее продуктов. Улучшить функционально, технологически, эстетически и донести совершенный продукт до каждого столь же важно, сколь создать нечто впервые. Эволюционное совершенствование — такая же важная часть профессии, как и поиск революционно новых решений. Многие культовые дизайн-объекты вполне тривиальны с точки зрения конструкции или функции. Но появились они в свое время. Историческое значение «первого» бесспорно, но дизайн-продукт потребитель ценит не за это.

А за что? За техническое совершенство? А возможно, за соответствие культуре, общественным настроениям и глубоко личным надеждам, связанным с этим временем. Американские автомобили космической эры сами готовы выйти на орбиту! А вспомните советские дизайн-продукты конца 1950-х — начала 1960-х. Даже самый приземленный городской трамвай ЛМ-57 дышит новой культурой новой эпохи. Дизайн этого трамвая создан в 1957 году во 2-й мастерской «Ленпроекта» под руководством И.А. Вакса и Л.С. Катонина дизайнерами В. Витманом и С. Соломоновым — выпускниками отделения обработки металла факультета скульптуры ЛВХПУ им. В.И. Мухиной (так назывался тогда дизайн). А Вакс и Катонин эту кафедру тогда возглавляли.

Безымянные дизайнеры культовых объектов СССР

Культура времени

Существует теория, что культура развивается во времени по спирали: половина каждого оборота экстравертна и поэтому оставляет след в истории, вторая половина интровертна и проходит незаметно. Для советской/российской культуры 1960-е годы — это первые пол-оборота. Тогда мы смотрели во вне, в мир, а особенно внимательно — в космос!

Тогда космическим было все. Если пылесос, то «Ракета», если магнитофон, то «Комета». И дело не в спущенных сверху директивах. Даже обычный городской автобус ЛиАЗ-677 носил народное прозвище «Луноход». Выглядел он тогда, как отпечаток эстетики лучезарного времени. Дизайнер этого автобуса, как и многих других в СССР, выпускник ЛВХПУ Марк Демидовцев создал поистине эстетичный и передовой продукт. Вы удивитесь, но на одном из прототипов 1962 года двери были двустворчатыми и повторяли пластику борта (как на современных автобусах), а не плоскими и складными как на серийном ЛиАЗе.

Русская культура — культура состояния, а не действия. Создав хороший продукт, мы успокаиваемся в надежде, что он будет служить нам вечно, и не замечаем, как время изменилось, а продукт безбожно устарел. История ЛиАЗа-677 тому подтверждение. В 1970-х эпоха экстравертности закончилась, наша культура погрузилась в себя, стремления и надежды поугасли… И стильный «Луноход» превратился в потрепанный и латаный «Скотовоз».

И вот новый виток, новая экстравертная эпоха, новая космическая эра. Восьмидесятые годы. СССР готовится к запуску орбитальной станции следующего поколения. На подходе многоразовый челнок «Буран». Космос для нас становится все в большей степени обитаемым. И дизайн играет в этом процессе немалую роль. В научно-исследовательском секторе ЛВХПУ группа дизайнеров — преподавателей и студентов факультета «Промышленное искусство» разрабатывают комплексы инструментов для работы космонавтов внутри обитаемых аппаратов и в открытом космосе. Кроме инструментов реализуются рабочие посты и ремонтные блоки для станции «Мир», наземного центра управления полетом, рабочее место космонавта в грузовом отсеке «Бурана». И айдентика новой космической эры — дело рук дизайнеров из «Мухи». Группа работала начиная с 1982 года целое десятилетие. Ее костяк составили выдающиеся дизайнеры: Ю.Р. Кайналайнен, В.К. Стрельцова, Э.А. Субботская, В.А. Сурина, В.В. Чернов, Н.Г. Якуничев. Руководил группой С.Г. Данилов, а ответственным исполнителем (шефом-дизайнером и дизайн-директором в одном лице) был А.А. Никитин.

 

Скорость времени

Время относительно. Все замечают, что бег времени ускоряется. Человечество все активнее перемещается и жаждет делать это еще быстрее. Ту-144 и «Конкорд», как и всякий революционный продукт нашей эпохи, были полигоном для дизайнерских идей и исканий. Сама скорость требовала иных решений. Например, традиционно приклеенные к полу пассажирского салона ковровые дорожки в Ту-144 лопались, потому что самолет из-за нагрева корпуса при сверхзвуковых скоростях увеличивался в длину на 25 сантиметров! И если в советском Ту сервис сверхзвуковой эпохи демонстрировали каспийская икра и армянский коньяк, то в «Конкорде» — стиль и дизайн by  Raymond Loewy. Основоположник стайлинга создавал интерьеры и предметы обслуживания пассажиров для «Конкорда».

И тем не менее пассажирские сверхзвуковые самолеты отжили свое и до их реинкарнации дело дойдет, видимо, не скоро. Тогда же, в 1960-х, в мире и в СССР формировались идеи скоростных железных дорог. Специальное художественно-конструкторское бюро при рижском филиале ВНИИТЭ разрабатывает в 1964 году концептуальный дизайн скоростного электропоезда ЭР-200. Дизайнер — выпускник ЛВХПУ С. Мирзоян. Только через десять лет бюро художественного конструирования Рижского вагонного завода (художник-конструктор И.Ф. Канберг) создало проект, который стал знаковым для советских железных дорог. Но и в 1974-м время его еще не пришло. Еще 10 лет ЭР-200 шел к своему потребителю. При таких темпах жизни зачем вообще скоростные поезда?

Тем не менее время берет свое. Например, «Нива» ВАЗ-2121 шла к конвейеру семь лет, а «Нива» второго поколения — уже четыре года. Как и дизайн «Нивы», стиль Chevy «Niva» создал руководитель (в то время) одного из двух отделов дизайна НТЦ АвтоВАЗа  Валерий Семушкин — выпускник «Мухи». Должность руководителя съедала все время. Поэтому над проектом «Niva» Валерий Павлович работал после того, как сотрудники мастерской расходились по домам. Как говорит он сам: «Инструмент в руки — и к макету».

 

Этика времени

По теории В. Лефевра все культуры принадлежат к одной из двух этических систем. В первой Сильный — тот, кто ищет решение, то есть компромисс. Во второй Сильный тот, кто бескомпромиссен и идет на конфликт.

Российский этнос — носитель второй системы. В подобных культурах доминируют личности с убежденностью, что хорошего не может быть много, хорошее — редкость, а окружающая действительность воспринимается ими более негативно. Выплескивающий во вне море своего внутреннего негатива априори не может быть дизайнером. Содержание профессии — делать мир добрее, гуманнее и эстетичнее.

Дизайн-процесс — это всегда поиск компромиссов между функцией, эстетикой, технологией, конструкцией и ценой. Дизайн-деятельность порождена первой этической системой и поэтому органично встроена и прекрасно себя чувствует в культурах западного типа. В России же дизайнер — тело инородное, и он вынужден «воевать» на поле битвы, где главенствуют законы конфликтной и бескомпромиссной второй системы.

История создания дизайна автомобиля УАЗ-450 (тот, что мы сейчас называем «Буханкой») тому яркая иллюстрация. Для работы над этим проектом в Ульяновск в 1956—1957 годах приехала целая группа дизайнеров, лучших советских автомобильных художников — В. Кобылинский, В. Арямов, Ю. Долматовский, и Э. Молчанов. Кстати, выпускник «Мухи» Валентин Кобылинский — автор дизайна всего семейства карьерных самосвалов БелАЗ. Прототип УАЗ-450 по их проекту был создан. Автомобиль прозвали «Сорокой» из-за окраски в два цвета и из-за стилизованной под птицу буквы «У» на капоте. Этот знак впервые появился именно на УАЗ-450. Естественно, что автомобиль имел массу недостатков — надо учитывать, что это был первый опыт создания грузового автомобиля вагонной компоновки у нас в стране. Из-за этих недостатков взаимодействовать далее с дизайнерами конструкторский отдел не посчитал нужным. На базе прототипа заводские конструкторы Е.Я. Старостин и Л.Е. Шемарин изменили дизайн в сторону большей технологичности и простоты. И «Сорока» превратилась в «Буханку». Ну а лаконичный, ставший знаковым дизайн современного
УАЗ-2206 — это позднейшая многошаговая эволюция первоначальной «Сороки» авторства штатного художника-конструктора ульяновского завода Валентина Ковалева (также выпускника ЛВХПУ).

 

Цена времени

Дизайн и экономика — две вещи неразрывные. Они весьма связаны с человеческой эмоциональностью, вспомните падение рынков из-за недоверия. И дизайн, и экономика остро реагируют на все изменения в жизни общества. Без экономической составляющей дизайн — не дизайн, а так, визуальное искусство.

В 1962 году дипломница ЛВХПУ Виктория Сурина делает по заказу ленинградского Кировского завода проект принципиально нового сельскохозяйственного трактора. Теперь мы знаем его как К-700 «Кировец». Уже к 1969 году «дипломный» проект приходит к массовому выпуску. Желтый силуэт К-700 становится символом нового сельского хозяйства. Трактор производится десятилетия, тысячными тиражами. Многократные модернизации делают его все мощнее и мощнее…  Цена топлива для советского народного хозяйства не имела значения. К середине 1980-х экономика СССР с ее основным директивным посылом «больше, дальше, мощнее» съела сама себя.

Тем удивительнее, как чутко для того времени ГАЗ ответил на вызов времени и экономики. Только в 1989 году появилось на свет новое, четвертое поколение грузовиков — и тут же начались работы по созданию автомобиля «ГАЗель». Дизайн всех этих автомобилей авторства Станислава Волкова, выпускника Ленинградского высшего художественно-промышленного училища им. В.И. Мухиной. Хотя к 1994 году, когда «ГАЗель» сошла с конвейера, уже и названия Ленинград на карте страны не было. И ЛВХПУ стало называться СПбГХПА.

Для новой страны с новым экономическим укладом «ГАЗель» оказалась как раз кстати.  К 2005 году производится миллион экземпляров. Стоимость бренда «ГАЗель» в 2008 году составляла 139 миллионов долларов.

 

Время дизайнеров

Достаточно распространено мнение, что время нашей профессии уходит. Все меньше вещи выражают в форме свое содержание, свою функцию. Все больше «специалистов», имитирующих деятельность, мнят себя дизайнерами! Тем важнее понимать, что не единицы «выдающихся» и «великих», а тысячи рядовых дизайнеров создают культурную ткань предметного мира. В промдизайне имеет значение каждый действующий профессионал…  Вам кажется это преувеличением? Посмотрим, как вы будете мучиться, когда купите варочную поверхность от «великого» Ора Ито и будете постоянно, изо дня в день сталкиваться с ее небрежной компоновкой.

 

Неизвестные дизайнеры культовых объектов СССР: 8 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CAPTCHA image
*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>